Прямые Видео трансляции и показы фильмов КСРК ВОС

Добрый день, уважаемые посетители сайта!
Поскольку наш отдел занимается производством документальных, информационных и учебных фильмов, нас очень интересует всё, что происходит в мире кино, особенно если это касается незрячих.
Оказывается, инвалиды по зрению тоже снимают кино!!!! Причем как в России, так и за рубежом.
«У жизни особое отношение ко мне…»

Судя по информации в Internet, в мире два слепых режиссёра. Александр — один из них. Фото из личного архива А. Монтова
Вот уже три года Александр Монтов принадлежит к числу тех, кого называют тотально слепыми. Утверждает, что на это ему «абсолютно наплевать». О прошлом режиссёр из Сургута говорить не хочет — согласен говорить только о настоящем и будущем.
«Свет погас за две недели…»
— Александр, как вы лишились зрения?
— «Рискованный образ жизни в течение многих лет плюс врачебная ошибка — и свет погас за две недели», — так я говорю об этом в фильме «Другие люди».
— Этот короткометражный фильм автобиографичен?
— Да, но я хотел создать собирательный образ таких людей, как я. Тотально слепых не так много. Среди них людей, которые ведут непрерывную войну с обстоятельствами, с самими собой и не чувствуют себя ущербными, — единицы. Мне хотелось передать видение слепого человека, объяснить, как он чувствует себя в большом мире, показать, какие образы формируются у него в голове. Зрители видят в кадре лишь мои руки, как в компьютерной игре с видом «от первого лица».
— У вас особый взгляд на жизнь?
— Нет, это у жизни особое отношение ко мне. На данный момент картину «Другие люди» посмотрело уже порядка полутора тысяч человек, и это только в рамках закрытых показов.
Конечно, я рассчитываю на то, что люди изначально придут посмотреть фильм именно потому, что он снят слепым. Но главное — итог. Многие считают, что я кинул бомбу, перевернул общественное сознание.
— В фильме вы опровергаете мнение, что каждый слепой мечтает вернуть зрение…
— Глупо изводить себя ложными надеждами. Надо просто жить дальше. Уважаю тех, кто не играет на своей слепоте, не сидит на месте, не ноет, а занят делом. Я, например, за три года так и не научился чувствовать себя инвалидом. Серьёзно занимаюсь психологией и спортом, а к кино отношусь как к увлечению — я ведь и раньше снимал ролики, занимался монтажом и спецэффектами. Это было просто хобби. Год назад решил сделать ролик вслепую. Это были съёмки силового шоу с мотоциклами. Там я впервые выступил в роли режиссёра. Говорил, что должно быть в кадре, ставил камеры. Потом на монтаже объяснял, что, где и на какой секунде должно быть. Позже появилось ещё несколько роликов. Слились воедино желание снимать, воодушевление от того, что у меня это получается, и осознание необычности самого явления: слепой что-то снимает и монтирует. Некоторые ролики я ведь и монтировал сам, прослушивая эпизоды.
— Сколько времени ушло на работу над фильмом?
— Примерно месяц ушёл на сценарий. Мне помогал брат Роман. Если бы я писал самостоятельно, времени ушло бы больше. Закадровый текст несколько раз менялся — хотелось сказать о многом кратко и ёмко. Если говорить о съёмочной группе, дольше всего пришлось искать оператора — он должен был стать моими глазами. На такое оказался способен лишь седьмой по счёту претендент. Другие, узнав, что я слепой, просили большие деньги или «включали заднюю», не понимая, как со мной работать. А оператор Евгений Михайличенко оказался человеком с хорошим художественным вкусом и видением, понимал меня с полуслова. Съёмки и монтаж длились 23 дня в авральном режиме.
«Люди устали от экшена…»
— Вы собираетесь снять фильм для большого проката…
— Хочу создать полноценный коммерческий проект. От размера инвестиций будет зависеть, насколько бюджетной
будет картина. Конечно, нужен инвестор. Работаю над двумя сценариями по литературным произведениям. Это будут фильмы с довольно сильным психологическим сюжетом, драмы. Упор будет сделан на диалоги, на действия людей, оказавшихся в тяжёлых и непредсказуемых ситуациях. Люди устали от насилия и безумного экшена на экране. Они хотят думать…
— А вам хотелось бы сыграть какую-нибудь роль?
— Мне было бы проще сыграть человека, близкого мне по складу: бойца, который уверенно справляется с вызовами судьбы. Прикольно сыграть в динамичном
боевике и выполнить все трюки самостоятельно. Вот это было бы круто для слепого. Но я не буду снимать экшн для себя родного.
— Если кино — увлечение, чем Вы зарабатываете на жизнь?
— Я занимаюсь тяжёлой атлетикой. Работаю на полставки в школе олимпийского резерва спортсменом-инструктором. Ещё арендую спортзал — тренирую сотрудников охранных агентств и просто людей, которые хотят быть здоровыми. Поскольку мне решительно наплевать, вижу я или нет, использую это как «фишку». Не у каждого в жизни есть слепой тренер. Но в этом нет ничего необычного — мне достаточно положить руку на корпус человека, чтобы понять, как работает большинство его мышц, связок, опорно-двигательный аппарат, видеть ошибки, чувствовать их. Даже по дыханию.
— Вы считаете себя особенным?
— Нет. Наверное, я к себе привык. «Другие люди» — это попытка донести, что любой человек при желании может стать разносторонним, интересным. Вопрос — захочет ли?
досье
Александр Монтов родился в 1980 году в Уфе.
В 1982 семья Александра переехала в Сургут. С 2000-го года жил в Люберцах и работал в Москве. Вернулся в Сургут в 2007 году. Студент психологического факультета СурГПУ, спортсмен-инструктор в школе олимпийского резерва «Ермак». Сценарист и режиссёр. Короткометражный фильм «Другие люди», в 2010 году был показан на XVI международном фестивале фильмов о правах человека «Сталкер» (Москва).

Во Владимире незрячий режиссер Ованес Ашхатоян снимает фильм про боевые искусства. Съёмочным процессом он руководит по наитию, и прекрасно чувствует, что должно получиться в итоге.
Ему говорили: чтобы снять кино, нужны миллионы. В успех поначалу не верили даже друзья. Только сам Ованес Ашхатоян в себе ничуть не сомневался. Однажды он уже сделал отважный шаг: потеряв зрение, записался в школу боевых искусств. Теперь сам тренирует молодых ребят. Много лет Ованес пишет рассказы и всегда мечтал экранизировать хотя бы один из них. Мечта почти сбылась. Съёмки фильма о простом мальчишке из детдома, который решил заниматься каратэ, подходят к концу. ОВАНЕС АШХАТОЯН: "Я хочу, чтобы это боевое искусство повлияло как-то на современную молодёжь. Чтобы они заинтересовались хоть чем-то, чтобы через этот фильм они поняли, что это не мордобой, не жестокое боевое искусство, которое помогает человеку выжить (хотя и это тоже), а что это именно то, с помощью чего они могут познать жизнь, познать себя и быть лучшим в этом мире". Режиссёр не видит процесса производства. Но чувствует его. Сценарий меняется прямо на площадке. АЛЕКСАНДР КАЛАШНИКОВ АКТЁР: "Основная линия сюжетная есть, но чтобы роли были прописаны такого нет. Всё на импровизации". В съёмочной группе нет профессионалов. Даже видеокамера - любительская. БОРИС ИЛЬИН ОПЕРАТОР: "Было конечно сомнение. Вроде бы громкое слово КИНО применено и без денег, без бюджета. Как-то кустарным способом… Потихоньку дело пошло". Сцена в парке. Главного героя приглашают заниматься каратэ. Дождь, то заканчивается, то начинается снова, но никто не спешит. Сначала репетируют и только потом приступают к съёмкам. Для Ованеса в жизни нет ничего важнее семьи, каратэ и общения. Лишившись зрения, защищая девушку от хулиганов, он не стал замыкаться в себе. Друзья не оставили в трудную минуту. Помогают и сейчас. ОВАНЕС АШХАТОЯН: "Даже если никто не будет снимать, все отвернутся… Я снова найду людей. Буду убеждать их. Рано или поздно я этот фильм сниму". Съёмки фильма планируют закончить в начале осени. Его рабочее название «Моя тропа». Что из этого получится, можно будет увидеть в одном из городских кинозалов.
Дмитрий Смирнов, Александр Голубев


Галина Липатова
Незрячий режиссер снимает незрячих актеров: в Израиле стартовал уникальный кинопроект
"Подготовка к съемкам занимает у нас больше времени, чем обычно. Но ненамного".
Режиссер Дина Гудер, потерявшая зрение сорок лет назад, чувствует себя на съемочной площадке достаточно уверенно, хотя не видит ни операторов, ни осветителей, ни актеров. Актеры лишь смутно догадываются, где установлена камера, а оператор не знает, включены ли прожектора. Кто-то сообщает им, что действующие лица фильма уже одеты и загримированы. И наступает тишина…
Затем раздается голос, выкрикивающий имена актеров. И они понимают, что можно начинать играть.
"Все мы - профессионалы своего дела, - говорит Дина Гудер. - И привыкли переносить невзгоды. В этом автопарке на окраине Тель-Авива мы чувствуем огромное удовлетворение: ведь нам выпал уникальный случай сделать фильм, в котором играют только слепые. У каждого из которых имеется свидетельство о нетрудоспособности".
В Израиле стартовал уникальный проект - слепые снимают фильм о слепых. Незрячие здесь все: от режиссера и актеров до гримера и оператора. Названия у картины еще нет, но известно, что это будет короткометражка длиной около 30 минут. "Наш фильм - трагикомедия. Это история слепой от рождения девушки, которая не находит понимания в семье, сбегает из дома, встречает совершенно здорового молодого человека. Они вместе катаются на мотоцикле, ездят на море, а потом он заболевает и тоже лишается зрения. И тогда он начинает понимать, как живется его подруге в полной темноте", - объясняет режиссер Дина Гудер.
Идея снять столь необычный фильм принадлежит Яэль Роках, директору центра для слепых в Рамат-Гане. "В течение многих лет я забочусь о своих подопечных, - рассказывает Яэль. - Но до сих пор мы предлагали им только помощь. А мне хотелось занять их чем-то творческим. Однажды я обнаружила, что камера, видеокамера является любимым инструментом тех, кто лишен возможности видеть. Некоторые из них используют ее регулярно, причем с удивительной ловкостью. Тогда мне и пришла в голову мысль о том, что можно задействовать их в съемках фильма. Хотя и сегодня, когда кто-то слышит о том, что слепые делают кино, им трудно понять, о чем вы говорите".
Парадоксально, но факт. Доказывающий, что невозможное все-таки возможно. Правда, у Дины Гудер имеется немалый режиссерский опыт. А актеры - все новички. Сценарий они учили по системе Брайля. За исключением 53-летней Рики Фритеш, которая предпочитает использовать звуковую систему компьютера для чтения электронных писем. "Вы не представляете, насколько это трудно - сниматься в кино, не видя, что происходит вокруг", - говорит 36-летний Оз Бен-Давид. Его ровесник Дуду Казаз, потерявший зрение в результате автомобильной аварии, выступает в роли гримера и художника по костюмам. "Когда актеры сидят в гримерной и я готовлю их к съемке, мы то и дело начинаем смеяться… А потом говорим себе: в конце концов, у нас нет другого выхода". 40-летний Давида Бен-Цион, осветитель, ответственный также за музыкальное оформление, рассказывает: "Однажды, гуляя в центре города, я споткнулся о блюдце, полное монет, стоявшее перед нищим. Он страшно рассердился, принялся меня оскорблять у всех на виду… Он тоже был слепым, и никто не сказал ему, что я не виноват. Это было очень унизительно". Этот эпизод стал одной из сцен фильма.
Для каждого участника этого беспрецедентного проекта кино - такое же волшебство, как для сицилийского мальчишки Сальваторе из фильма "Новое кино "Парадиз" Джузеппе Торнаторе. Мальчишка, кстати, стал впоследствии знаменитым кинорежиссером…
Съемки проходят раз в неделю и должны завершиться нынешней весной. Предварительные переговоры с одной из сетей израильских кинотеатров о прокате фильма уже идут полным ходом. Кстати, съемочная группа не собирается останавливаться на достигнутом: "не исключено, что следующий наш фильм будет посвящен арабо-израильскому конфликту".

Просмотров: 423 | Дата: 28-10-2015, 12:35
Поиск
Календарь
Объявления
Опрос
Какой праздник в году Вам больше всего нравится. [?]


Статистика